Как строили мемориал в Брестской крепости

0 12

История нашего героя имеет удивительную, хотя и закономерную закольцованность сюжета. Он мог связать свою жизнь с сельским хозяйством, а стал строителем. Ему предлагали продолжить службу в армии, но он снова взял мастерок в руки. Его звали поднимать целину в Казахстане, но он вернулся на малую родину. Молодому тогда мастеру доверили возглавить участок строительства мемориального комплекса "Брестская крепость-герой", а теперь его внуки несут там почетную вахту у Вечного огня. Григорий Константинович Фицук прошел путь от простого каменщика до заместителя генерального директора Строительного треста №8. За полвека трудовой деятельности в его послужном списке более сотни различных объектов в Беларуси и за рубежом. Но самым памятным и знаковым для него стал главный монумент мемориала — "Мужество". Корреспондент БЕЛТА расспросила ветерана отрасли о том, как создавали один из самых узнаваемых и посещаемых туристических объектов страны.


Григорий Фицук Ветеран труда ОАО "Строительный трест №8", почетный строитель Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь

— Григорий Константинович, как вы попали в число строителей мемориального комплекса в Брестской крепости?

— К тому времени я уже три года после демобилизации из армии трудился мастером участка в СУ-98. Это было ведущее генподрядное управление строительного треста, за которым был комплекс всех видов работ — от первого забитого гвоздя до сдачи объекта под ключ. Тогда как раз разворачивалось строительство в крепости, требовалось собрать людей. Старший прораб участка Тулупов Павел Павлович предложил меня. Так в феврале 1971 года я попал на главный монумент. Его нижняя зона, фундаменты уже были сделаны, начался монтаж металлоконструкций несущего каркаса, велась подготовка к бетонированию.

Как строили мемориал в Брестской крепости

Каким будет монумент — хранилось в тайне. Допуск на объект был строго по пропускам. Я две недели ходил и не понимал, чего от меня хотят. Чертежи, которые мне показывали, не давали цельной картины. Мне надо было представить конфигурацию объекта. А в цеху электролампового завода стоял в семь раз уменьшенный макет монумента. Там скульпторы и форматологи готовили конструкции и формировали из гипса формы — обратное изображение фигуры. Каждую форму увеличивали до нужного размера — примерно в 6 кв.м, привозили в крепость, а мы их монтировали. Когда я это все увидел, сориентировался, что от меня требуется и что должно получиться в итоге.

— Сколько примерно там было занято людей?

— Я же сам табели составлял, поэтому знаю: от 390 до 420 человек. На одном только главном монументе. Были привлечены работники из других подразделений треста. Также предприятия городские временно к нам откомандировали специалистов — плотников, бетонщиков, арматурщиков. Вначале работали в одну смену, затем резко начали в две, а потом круглосуточно, день и ночь, в три смены. Были намечены сроки, и все — отступать некуда. Первый секретарь ЦК Компартии Беларуси Машеров Петр Миронович приезжал несколько раз, совещания при нем проводились.

2

— И как строители относились к работе на этом уникальном объекте?

— Все были воодушевлены. Люди знали, что стоит задача увековечить подвиг наших дедов, отцов, поэтому работали с желанием. Тем более в те годы много писали о строительстве мемориала на Мамаевом кургане в Волгограде. Начальник участка даже ездил туда специально, интересовался, как его строили.

Спрос с нас был жесточайший. Задания ежедневные. Прием-сдача объемов бригаде, которая приходила на смену. Все было отработано. Вообще это был абсолютно новый опыт строительства огромной по размерам скульптуры высотой более 30 м, состоящей из 200 частей. Внешнюю опалубку "в обратном отражении" монтировали на объекте по частям — поярусно и строго горизонтально. Только сама голова и барельефы ставились в основном целиком. Внутри фигура полая. Толщина оболочки монумента в основном составляет 15-20 см. Но есть места и метр-полтора толщиной. Всего в оболочку монумента было уложено около 1500 кубов бетона.

3

Металла очень много было использовано для каркаса, несколько эшелонов дерева привезено. Мы скручивали его вручную, по старинке, и делали настилы из досок. В каждый прогон деревянный нужно было забить пять гвоздей 120 мм, чтобы леса не обрушились при нагрузке. Сейчас монтажные леса возводятся быстро, легко, просто. А тогда технологий таких не было, все давалось большим трудом.

— Параллельно с главным монументом возводились и другие объекты будущего комплекса?

— Да, в это время строился главный вход в мемориал, основание под штык-обелиск. Наше СУ было генподрядчиком стройки, отвечало за надежность фундаментов. А по роду специфики работ привлекались и другие, субподрядные организации. К примеру, монтажники варили и поднимали штык-обелиск. Его больше пяти часов устанавливали. Тогда в газетах писали, что это был четвертый подъем в мировой практике такого рода инженерных сооружений. Памятник виден из любой точки Брестской крепости и далеко за ее пределами. Его высота составляет 104,5 м, вес — 620 т. Он сварен в виде шестигранника, внутри обшит титановыми листами.

— Вам не усложняли работу существующие на территории крепости объекты? Ведь рядом с монументом расположены казармы, Гарнизонный храм…

— Нет, строительной площадки было достаточно. Кроме того, мы не могли нарушить исторические объекты, поэтому действовали аккуратно, до мелочей продумали подъезды техники, организацию работ.

4

Самое страшное, с чем мы столкнулись в процессе строительства, это когда нужно было очищать монумент и барельефы от гипса. Он сильно въелся в бетон. Попробовали чистить — метр квадратный за смену получается. Что делать? Студентов из строительного института привлекли. Они щетками чистят-чистят — беда. Прочитали о технологии применения пескоструйных аппаратов. Сами их изготовили, и они нас спасли. На электроламповом заводе брали специальный песок, на месте его прокаливали и подавали компрессорами под давлением. Сейчас это, конечно, не ново. А тогда, 50 лет назад, стало для нас открытием.

— Мемориальный комплекс "Брестская крепость-герой" был открыт 25 сентября 1971 года. Вы были на его открытии?

— Конечно. Это было незабываемое событие! Было море людей! А потом мы оказались на торжественном приеме с участием Машерова. У меня даже сохранился пригласительный на это торжество. Прием проходил в Брестском инженерно-строительном институте, в актовом зале. Было очень много гостей — участники войны, руководители государственных органов управления, строители. От нашего управления были приглашены начальник участка, прораб, рабочие и я как мастер участка.

5

— Получается, что эта памятная стройка заняла в вашей трудовой биографии меньше года. Сколько вам тогда было лет?

— Мне было 25 лет. В этом возрасте мы уже были взрослыми людьми, прошедшими службу в армии, после которой дурь из головы выходила… Я на этой стройке такой опыт приобрел! Это научило меня умению работать с людьми, организовывать их на решение задач, прорабатывать вопросы на перспективу. Мне было намного легче потом, казалось, что любое сооружение могу возводить. Собственно, этим я и занимался всю жизнь. После крепости было еще очень много объектов: детские сады, школы, общежития, областные кожвендиспансер и тубдиспансер, медицинское и музыкальное училища, ФОК, аэровокзальный комплекс брестского аэропорта, Дворец культуры профсоюзов, здание Брестского горисполкома… Объектов много по городу — идешь и видишь: тот объект наш, этот мы строили. И испытываешь гордость за сопричастность к хорошему и нужному обществу делу.

Фото: из личного архива Григория Фицука

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.